"Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за других своя"

Вчера, в ночном кинотеатре, специально вместе с историком, философом, а также представителем современного юного поколения, посмотрели "1917" Сэма Мендеса. Послевкусие навеяло рецензию в стиле военной депеши.


Масштабно и эпично, в тренде последних лет, связанном с творением новой мифологии двух мировых войн ХХ века.


Поэтично. Что производит впечатление: поэтика соответствует духу времени. В то же время современно: операторская работа и музыка создают настоящий эффект погружения.


Постмодернично (гниющие лошади Бодлера органично сочетаются с застрявшим в грязи танком а ля привет Тому Хэнксу и Спилбергу).


Исторически весьма достоверно (тут полагаюсь на мнение друзей). Хотя британский полк в тылу врага, слушающий в лесу старинную песню без всякого боевого сохранения, лично у меня разрушает стереотипы о несокрушимых имперских полках.


Логически не все выдержано, но от художественного произведения требовать это глупо. Каждая сцена сделана зрелищно и это главная логика. Иногда, правда, возникает ощущение примата формы над содержанием, когда то, КАК сделано, важнее того, ЧТО сделано.


А вот содержательно для меня этот  фильм, при всей кинематографической крепости, явно проигрывает остальным претендентам на Оскар. По сути - cover-версия стихотворения Николая Тихонова из программы советской школьной литературы "Баллада о голубом пакете". Просто прочитайте и сравните, если не помните/знаете:


Локти резали ветер, за полем — лог,

Человек добежал, почернел, лег.

Лег у огня, прохрипел: «Коня!»

И стало холодно у огня.

А конь ударил, закусил мундштук,

Четыре копыта и пара рук.

Озеро — в озеро, в карьер луга.

Небо согнулось, как дуга.

Как телеграмма, летит земля,

Ровным звоном звенят поля,

Но не птица сердце коня — не весы,

Оно заводится на часы.

Два шага — прыжок, и шаг хромал,

Человек один пришел на вокзал,

Он дышал, как дырявый мешок.

Вокзал сказал ему: «Хорошо».

«Хорошо»,- прошумел ему паровоз

И синий пакет на север повез.

Повез, раскачиваясь на весу,

Колесо к колесу — колесо к колесу,

Шестьдесят верст, семьдесят верст,

На семьдесят третьей — река и мост,

Динамит и бикфордов шнур — его брат,

И вагон за вагоном в ад летят.

Капуста, подсолнечник, шпалы, пост,

Комендант прост и пакет прост.

А летчик упрям и на четверть пьян,

И зеленою кровью пьян биплан.

Ударило в небо четыре крыла,

И мгла зашаталась, и мгла поплыла.

Ни прожектора, ни луны,

Ни шороха поля, ни шума волны.

От плеч уж отваливается голова,

Тула мелькнула — плывет Москва.

Но рули заснули на лету,

И руль высоты проспал высоту.

С размаху земля навстречу бьет,

Путая ноги, сбегался народ.

Сказал с землею набитым ртом:

«Сначала пакет — нога потом».

Улицы пусты — тиха Москва,

Город просыпается едва-едва.

И Кремль еще спит, как старший брат,

Но люди в Кремле никогда не спят.

Письмо в грязи и в крови запеклось,

И человек разорвал его вкось.

Прочел — о френч руки обтер,

Скомкал и бросил за ковер:

«Оно опоздало на полчаса,

Не нужно — я все уже знаю сам».


Правда, существенное отличие - мощный, как говорится, гуманистический посыл: если у "человека во френче" посыльный - пыль лагерная, жизнь которого ничего не стоит по сравнению с великими целями, здесь суровый и кровожадный полковник все-таки останавливает бессмысленное наступление. 


И вот за это постулирование ценности человечности на войне фильм однозначно стоит посмотреть. Хотя бы чтобы проверить свой нравственный компас...



Просмотров: 0
СВЯЖИТЕСЬ
СО МНОЙ

Телефон: +38 (067) 961-01-05

Skype: dreamax_75

e-mail: mzhidko@gmail.com

  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon
  • LinkedIn - Black Circle
  • Черный значок YouTube